Спасибо за обращение

Оставьте свой номер телефона и Вам перезвонит администратор и запишет на прием в клинику Пирогова
Даю согласие на обработку своих персональных данных в соотвествии с Федеральным законом
от 27.07.2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных».

ЗАДАТЬ ВОПРОС


Даю согласие на обработку своих персональных данных в соотвествии с Федеральным законом
от 27.07.2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных».
Личный кабинет

Клинике им. Н.И. Пирогова в Санкт-Петербурге 19 лет!

15.11.2018

Сегодня многопрофильная клиника им. Н.И. Пирогова на Васильевском острове отмечает 19-й день рождения! Пациенты из Санкт-Петербурга, других городов России и зарубежных стран ежедневно приезжают к нам, чтобы сделать операцию, пройти амбулаторное лечение и диагностику. Отделения пластической хирургии, урологии, общей хирургии, гинекологии, нейрохирургии позвоночника признаны сильнейшими в городе. Однако наряду с профессионализмом и самоотверженным трудом врачей и медицинского персонала, передовым материально-техническим оснащением и высоким уровнем сервиса, у нашей клиники есть еще одно преимущество —  история и преданность добрым традициям. Мы поговорили с генеральным директором клиники, хирургом, доктором медицинских наук Сингаевским Сергеем Борисовичем, чтобы узнать о ней подробнее.


Добрый день, Сергей Борисович! Начать хотелось бы с такого простого, но интересного вопроса. Почему клиника носит имя доктора Николая Ивановича Пирогова?


СБ-min.jpgСергей Борисович Сингаевский: Когда мы только открывались, то были первой в городе негосударственной клиникой, которая занималась серьезной хирургией, урологией и другими видами больших полостных оперативных вмешательств. Многие клиники тогда носили курьезные названия, в основном на западный манер. Иногда они составлялись из неологизмов, глубинный смысл которых я понять в принципе не мог. Не буду озвучивать, поскольку некоторые из них все еще на слуху. Это была первая причина. Вторая причина заключается в том, что, на мой взгляд, Николай Иванович Пирогов — гениальный хирург, который прославил российскую медицину и вывел ее на новый уровень. Третья причина: моим первым учителем был академик Иван Степанович Колесников. Он считал себя, и вполне законно, прямым наследником генеалогического древа Пирогова, потому что был начальником кафедры госпитальной хирургии Военно-медицинской Академии. Именно эту кафедру основал Николай Иванович Пирогов. Есть и четвертая причина. С именем Пирогова в нашем городе многое должно было быть связано. И в свое время на месте гостиницы «Ленинград», которая сейчас называется «Санкт-Петербург», стоял красивейший музей Николая Ивановича Пирогова. Этот музей не принадлежал ни городу, ни царю, ни советской власти. Здание было построено на народные деньги хирургического общества Санкт-Петербурга, и было разделено на 2 половины. Одна представляла из себя собственно музей, где хранилась биография Пирогова, его труды, литографские камни, анатомические атласы, хирургические инструменты, созданные самим врачом. Множество интересных вещей, связанных с его жизнью. А во второй половине располагалась гостиница для бесплатного проживания провинциальных хирургов, прибывших в столицу империи для усовершенствования хирургического мастерства. Это было классическое здание, которое блестяще вписывалось в архитектурный ансамбль города. Позже его снесли и построили гостиницу «Санкт-Петербург» из серого кирпича.


Мне кажется, что биография знаменитого врача тесно соотносится и с Вашей собственной судьбой. Ведь Вы были и военным хирургом — оказывали помощь раненым в Афганистане. В научной сфере занимались такими темами, которые и сейчас являются крайне актуальными для медицинского сообщества — онкологические заболевания и переливание крови. А почему Вы решили переключиться на предпринимательскую деятельность?


Сергей Борисович Сингаевский: У меня не было другого выбора. Представьте, конец прошлого века, «славные времена», когда в армии и высшей школе происходили сокращения. Я был молодым полковником с опытом работы в странах с сухим и жарким климатом, как тогда говорили, и опытом преподавания в Военно-медицинской Академии. Моя должность была просто сокращена. Надо было как-то жить и кормить семью. Вот почему я и вынужден был, оставаясь в профессии, заняться, условно говоря, предпринимательской деятельностью. Но при этом я продолжал заниматься научной и преподавательской работой. Меня избрали на профессорскую должность в Ленинградском санитарно-гигиеническом медицинском институте, в котором я преподавал на протяжении 6 лет. Позднее при моем участии с сотрудниками клиники Пирогова было защищено в общей сложности более 10 кандидатских диссертаций. Поэтому навсегда с наукой я не расставался.


врачи у клиники-min.jpg


Что за команда стояла у истоков открытия клиники?


Сергей Борисович Сингаевский: Команду пришлось формировать. Первоисточниками были мои друзья — соучередители клиники, ее владельцы, которые поверили, что медицина может быть не только государственной. И которые поверили, что она не обязательно должна быть убыточной.


Они тоже врачи?


Сергей Борисович Сингаевский: Нет, они инженеры. В составе первого коллектива врачей клиники были Олег Леонидович Нестерук (пластический хирург) и Павел Алексеевич Рыкин (оперирующий уролог, андролог, урогинеколог).


СБ с камерой-min.jpg


Сформулирую следующий вопрос словами Сергея Бодрова из известного фильма Алексея Балабанова: «В чем сила клиники Пирогова»? Что бы Вы, как генеральный директор, отметили бы прежде всего?


Сергей Борисович Сингаевский: Во-первых, стабильность коллектива. Все-таки без малого 20 лет —  это довольно большой срок. Во-вторых, стабильность руководства и владельцев, их терпение, даже когда были трудные и очень трудные времена, а они были. В других крупных клиниках руководство менялось часто и это происходило чехардой. Нередко к руководству привлекали иностранных менеджеров. Практически у всех крупных игроков медицинской отрасли владельцы часто менялись. А у нас стабильность владельцев и руководства позволила создать и сохранить некий костяк, который до сих пор является опорой и поддерживает те добрые традиции, которые сложились в клинике. В-третьих, не стоит забывать, что мы все-таки были первыми в городе. Другие повторяли наши ошибки позже и нередко в более крупном масштабе. У нас есть опыт. Мы беремся только за те операции, в успехе которых действительно уверены. Мы даем нашим пациентам гарантию. Почти 20 лет мы придерживаемся одного принципа, что если результат операции оказывается неудовлетворительным, то мы лечим бесплатно, за собственный счет. А для того, чтобы выполнять операции, даже сложные и редкие, наша клиника оснащена всем необходимым.  


лестниуа-min.jpg


Какие события и этапы в истории клиники Вы считаете важными?


Сергей Борисович Сингаевский: Значимых этапов и событий было много. Повторюсь, что в отличие от многих других клиник и даже кафедр, наши сотрудники продолжают заниматься непрерывной научной работой. У нас периодически проходят и, я надеюсь, будут проходить защиты диссертаций. Сотрудники клиники постоянно публикуются в серьезных медицинских журналах. Это не вехи — это перманентная, постоянная работа. Мы много лет сотрудничаем с ведущими кафедрами городских медицинских ВУЗов. И для некоторых из них мы являемся клинической базой. Ежедневно вы можете встретить в наших коридорах молодых людей с горящими глазами, жаждущих написать свою диссертацию. Мы им помогаем —  мы открыты. Я не считаю, что наша клиника лучшая в городе. Однако нам совершенно не зазорно приглашать лучших специалистов из Европы и обучать врачей улучшенным методикам, которые котируются на международном уровне. И это тоже наш принципиальный подход. В зависимости от проблемы, с которой к нам приходят, мы приглашаем компетентных специалистов. Мало кто в Санкт-Петербурге видел лихорадку Скалистых гор (ПЛСГ), но мы знаем врачей, которые умеют работать с этим заболеванием. Мы знаем, кого пригласить, поэтому пациенты и специалисты к нам идут. Это не вехи, это принцип. Можно говорить о какой-то гигантской статистике. Например, что мы удалили наибольшее количество новообразований в городе. Можно говорить, что мы выполняем некоторые операции чаще, чем во всей Восточной Европе и странах бывшего СССР. Но это элемент хвастовства, а мы этого не любим.




Историческая справка о здании клиники им. Н.И. Пирогова


Угловой дом на Большом проспекте, выходящий фасадом на 14-ую линию, всегда привлекает внимание прохожих своей величественностью и готическим стилем, что делает его слегка похожим на замок. В нем долгое время находился Александринский приют — родильный дом, открытый на деньги евангелических приходов.


Здание в кирпичном стиле было построено по проекту Карла Карловича Шмидта в конце XIX века и стало одной из первых серьезных работ молодого зодчего. Почерпнув вдохновение во время европейского гран-тура, архитектор выполняет этот проект во всех традициях эпохи раннего модерна. Угловая территория, где велось строительство, состояла из нескольких участков, купленных на пожертвования евангелическо-лютеранских общин. Здание включало в себя три корпуса, выполненных в форме буквы «П». Основной трехэтажный корпус расположился на Большом проспекте, а перед его южным фасадом разбили большой сад, который в советское время сократился до размеров палисадника.


Основным отделочным материалом в  наружном оформлении стал специальный флюатированный (более прочный)  кирпич теплых оттенков, применение которого было распространено в Европе, но для Петербурга такое решение стало новаторским. В металлодекоре крыши использовались пинакли и фиалы, что и приближало стиль здания к готике. К сожалению, во время очередного ремонта крыши в 1970-е гг. металлические элементы были демонтированы, а затем и вовсе утеряны. В остальном с момента постройки в 1898 году здание не претерпело серьезных реконструкций, поэтому сохранилось в целостности его архитектерно-целостное решение.


Одной из особенностей здания можно считать отсутствие подвалов, которое было обосновано гигиеническими требованиями. Все необходимые службы, прачечная, котельная находились в отдельном флигеле. На первом этаже была расположена кухня, а больница и роддом разместились на втором и третьем этажах. Важно сказать, что для естественного освещения палаты были спроектированы на южной стороне, и в каждую из них был проведен водопровод. В здании приюта находилась также амбулатория, аптека и учебные аудитории.


с торца-min.jpg


По праву ярким акцентом во внутреннем убранстве считается парадная лестница с кованым ажурным ограждением, ведущая из вестибюля на второй этаж. Стены были оформлены в виде стрельчатых арок при помощи керамической плитки и выдержаны в неоготической стилистике. В украшении оконных проемов возле парадной лестницы и в зале для конференций использовались полихромные витражи, которые были специально произведены в мюнхенских мастерских.


В 1914 году было принято решение о строительстве двух флигелей (пятиэтажного и трехэтажного) на территории приюта, предусмотренных для квартир служащих. В это же время было начато строительство котельной с кирпичной трубой и часовни.

После революции Александринский приют получил название в честь своего первого директора и главного врача К.Г. Видемана, который жил в деревянном доме на этой же улице.


Как и многие постройки города, здание частично пострадало во времена Великой Отечественной войны от разорвавшихся снарядов. В частности, был уничтожен упомянутый дом К.Г.Видемана, были выбиты витражные наполнения оконных проемов парадной лестницы и зала на третьем этаже.

В 1985 году из-за аварийного состояния здания Родильный дом № 1 переехал в соседний 19 дом по 14-ой линии, который был специально реконструирован из жилого фонда под больницу.


Спустя десятилетие в историческом здании был проведен капитальный ремонт и с 1999 года и здесь располагается Клиника имени Н.И. Пирогова.

Перейти к 3D-туру.



Все новости
Позвонить
Заказать звонок
Добраться
Васильевский Остров, Большой пр., д. 49-51